Кто является учредителем юридического лица — Правительство Севастополя?

Согласно ст.124 Гражданского кодекса Российской Федерации государство — Российская Федерация и субъекты Российской Федерации, а также муниципальные образования являются субъектами гражданского права и участвуют в гражданско-правовых отношениях на равных началах с физическими и юридическими лицами.

1022702_znak-voprosa-kartinki1Уникальность гражданско-правового статуса государства, неприменимость к государству понятия юридического лица были признаны советскими исследователями[1] и поддержаны в российской доктрине.[2] Позиция Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой публично-правовые образования обладают специальной правоспособностью,[3] подчеркивает особое правовое положение государства и муниципальных образований как субъектов гражданского права. В отличие от общей правоспособности коммерческих организаций, правоспособность государства должна соответствовать его публично-правовой природе.

Специальную правоспособность государства стоит учитывать при толковании установленных законодательством полномочий государственных органов, и при подготовке новых законов — публично-правовым образованиям и их органам не должны предоставляться гражданские права, осуществление которых вступает в противоречие с задачей по выражению и защите общественных интересов. Соответственно, публично-правовое образование не должно иметь права, например, на осуществление предпринимательской деятельности, т.е. деятельности, направленной на систематическое получение прибыли, за исключением особых случаев, когда общественные интересы требуют осуществления государством предпринимательской деятельности в какой-либо форме.

По мнению ряда юристов, в Российской Федерации отсутствуют четкие основания для отнесения того или иного органа публично-правового образования к юридическим лицам во всех случаях его участия в отношениях, регулируемых гражданским законодательством. Специалисты отмечают, что проблема существования самостоятельной юридической личности органов публично-правовых образований имеет не только научное, но и огромное практическое значение для определения субъектного состава конкретного гражданского правоотношения. В связи с чем нуждается в срочном разрешении.

Иллюстрацией этого, на наш взгляд может служить  ситуация делегирования полномочий профильного департамента Правительства Севастополя по судебно-претензионной работе, коммерческой структуре —  ООО «Правозащита».  Против чего, с требованием о расторжения госконтракта  с ООО «Правозащита» на оказание комплекса юридических услуг по предоставлению в судах интересов города в исках по возвращению из незаконного владения земель  у граждан, выступает прокуратура Севастополя.

С точки зрения делегирования полномочий защите интересов в суде от одного юридического лица (действующего в своих интересах, — прим. редакции) другому, сомнений не возникает. Но, учитывая необычный статус такого юридического лица (Правительство Севастополя, лишь обладающего полномочиями юрлица, — прим. редакции), как органа публично-правового образования в строгом смысле, делегирование публичных полномочий частной, коммерческому  структуре, нам кажется противоправным.

Теперь рассмотрим подробнее юридическое лицо — Правительство Севастополя и постараемся узнать его учредителя, который, в принципе, может повлиять на решения созданного им учреждения.

Согласно Закона города Севастополя от 14 апреля 2014 № 1-ЗС «Устав города Севастополя», Глава III. ОСНОВЫ ОРГАНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ ГОРОДА СЕВАСТОПОЛЯ, Статья 11

  1. Государственную власть в городе Севастополе осуществляют постоянно действующий высший и единственный законодательный (представительный) орган государственной власти города Севастополя — Законодательное Собрание города Севастополя, Губернатор города Севастополя — высшее должностное лицо города Севастополя, Правительство Севастополя — высший исполнительный орган государственной власти города Севастополя.

Федеральный закон N 184-ФЗ (ред. от 30.10.2017) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Глава 2 статья 4 пункт 7,  определяет: «Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации обладает правами юридического лица, имеет гербовую печать.»

В Едином  государственном реестре юридических лиц по состоянию на 27.11.2017 года о юридическом лице — Правительство Севастополя, содержаться следующие сведения:

Адрес местонахождения: улица Ленина 2 дом 2, ОГРН 1149204002166, ИНН/КПП 9204001231/920401001, Почтовый индекс 299011, город Севастополь

Сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица: Овсянников Дмитрий Владимирович, должность — губернатор города Севастополя.

Сведения об основном виде деятельности:

84.11.21 Деятельность органов государственной власти субъектов Российской Федерации (республик, краев, областей), кроме судебной власти, представительств исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации при Президенте Российской Федерации.

Сведения о записях, внесенных в Единый государственный реестр юридических лиц:

ГРН и дата внесения записи в ЕГРЮЛ (Дата регистрации) 14.05.2014 года. Причина внесения записи в ЕГРЮЛ — Создание юридического лица.

Сведения о документах, представленных при внесении записи в ЕГРЮЛ. Наименование документа:    Р11001 ЗАЯВЛЕНИЕ О СОЗДАНИИ ЮЛ, РЕШЕНИЕ О СОЗДАНИИ ЮЛ, ПРИКАЗ.

Комментарии:

Из выше изложенного следует:  Высший исполнительный орган государственной власти города Севастополя — Правительство Севастополя лишь обладает правами юридического лица и зарегистрирован, как юрлицо на основании некоего решения, неуказанного в ЕГРЮЛ учредителя, на основании его приказа. +

В связи с чем, было бы очень интересно узнать, кто  14.05.2014 года выступил учредителем Правительства Севастополя, подписал обозначенные в ЕГРЮЛ приказ о его создании.

Согласно бланка № Р11001 заявления о регистрации, на который ссылается ЕГРЮЛ, Приказом ФНС РФ № ММВ-7-6/25@, в приложении № 20, определены общие правила оформления формы № Р11001. Налоговые органы принимают эти формы с 4.07.2013 г. Нас интересуют данные.

Логично предположить, что в п. 1.1. Стр. 1 Листа «Г», стоит код — «1 Российская Федерация»? Если это так, то полномочное лицо должно было принять решение  о создании юридического лица, оформить его соответствующим приказом и подать заявление в ФНС.

Согласно Федерального законома от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», Статья 9. Порядок представления документов при государственной регистрации

«1.2. Необходимые для государственной регистрации заявление, уведомление или сообщение представляются в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяются подписью заявителя, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке, если иное не установлено настоящим пунктом. При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии). (в ред. Федеральных законов от 19.07.2009 N 205-ФЗ, от 05.05.2014 N 107-ФЗ

Для сравнения, приведем примеры. В выписке ЕГРЮЛ «Высшего исполнительного органа государственной власти города Москвы-правительство Москвы» по мимо учредителя не указан даже основной вид деятельности(!?) А вот в сведениях о Правительстве Республики Ингушетия, учредителем данного юрлица обозначена Администрация президента Республики Ингушетя и вид деятельности:

2017-11-27_16-30-27

В выписке из ЕГРЮЛ о Правительстве Хабаровского края содержаться сведения о правопредшественнике:

2017-11-27_17-12-51

Аналогичные сведения содержаться и в выписке о Правительстве Тюменской области:

2017-11-27_17-33-34

А в выписке о Правительстве Белгородской области указано даже представительство в городе Москве:

2017-11-27_17-16-54

Вместе с тем, нас удивила выписка на Правительство Чеченской Республики в которой не содержится сведений ни о учредителе, ни о виде деятельности, ни даже сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени данного юридического лица. В то время, как в выписках о республиках: Карачаево-Черкесская, Ингушетия  и Хакасия, такое лицо указано, очевидно, для Чечни, это не нужно…(?!)

В выписке о Правительстве Республики Карелии, в качестве учредителя (участника) юридического лица указан сам субъект Российской Федерации — Республика Карелия! 2017-11-27_17-27-10

Выписку о правительстве Республики Крым в базе ЕГРЮЛ, к сожалению, нам найти не удалось… За то там содержаться сведения о  поселковых муниципальных образованиях, учредителями которых выступает Республика Крым. А вот в сведениях об Администрации города Симферополя республики Крым, учредитель не указан…

После анализа нескольких десятков выписок, сложилось впечатление, что порядок государственной регистрации юридических лиц при их создании, установленный ФЗ N 129-ФЗ, в случае создании юридических лиц, субъектов Российской Федерации — «отдыхает». Или мы что-то не поняли, или единые требования на территории РФ, либо отсутствуют, либо не выполняются… Таким образом, полагаем, необходима публичная ясность в данном вопросе по Севастополю.

ОД «5 Оборона Севастополя» уверено, что севастопольцы, делавшие Русскую Весну в 2014 году, в праве знать кто является учредителем их органа исполнительной власти, с которым у них ни как не складывается диалог?!

Дивергент

P.S. Мнения юристов,  по поводу публично-правовых образований и государственных органах, на наш взгляд, имеющее отношение к ситуации, описанной в начале статьи:

«Трактовка действий органа юридического лица как действий самого юридического лица, т.е. квалификация органа не как представителя, но как части юридического лица,[9] является результатом определенного исторического развития. В ходе изменения взгляда на юридическое лицо как образование, обладающее волей только в силу фикции, в интересах которого действуют представители, подобно тому, как опекуны действуют от имени ребенка или недееспособного человека, сменились взглядом на юридическое лицо как на лицо с реальной волей.[10] Согласно этому подходу, организация законодательно наделяется юридической личностью потому, что она рассматривается как «носитель единой и постоянной коллективной воли»; закон придает воле организации правовой характер, но — как и в случае с физическим лицом — не создает эту волю и способность, а только признает и регулирует. Поскольку орган власти олицетворяет государство, постольку для практического удобства допустимо выступление органа власти в гражданском обороте под собственным наименованием без специального указания, что орган действует за государство. Любые сделки и юридические действия, совершенные органом, в любом случае являются сделками и юридическими действиями непосредственно государства.

Для целей гражданского права любые правовые нормы о государственных органах, их компетенции, правах и обязанностях — остаются правилами об отношениях внутри публично-правового образования как единого субъекта гражданского права, обладающего свободой воли и действующего в своих интересах. Подобным образом гражданско-правовые нормы об органах и отношениях между органами юридического лица, например, акционерного общества, относятся к внутреннему устройству организации. Их цель состоит в том, чтобы регулировать деятельность частей организации, и обеспечить ее участие в гражданском обороте как лица. Если понимание органов юридического лица как его частей (но не поверенных) означает становление юридического лица как самодостаточного субъекта, то гражданско-правовая трактовка государственных органов как юридических лиц (но не частей государства) приводит применительно к государству к обратному выводу.

В рамках данной трактовки возможно толкование, будто органы, действуя от имени государства, выступают как доверенные лица, поверенные. Это, в свою очередь, предполагает недееспособность государства (так как нуждается в представительстве, чтобы участвовать в гражданском обороте), что противоречит гражданскому законодательству. Впрочем, с другой стороны, органы, в зависимости от ситуации, действуют либо как юридические лица, в своих интересах, либо как органы публично-правового образования в строгом смысле, т.е. публично-правовое образование действует через свой орган. Но и в этом случае тогда не представляется целесообразным наделять государственные органы статусом юридического лица. Ф.Ф. Кокошкин утверждал, что государственный орган не является субъектом гражданского права, но, тем не менее, он обладает своей волей внутри государства: «…орган нельзя рассматривать как нечто само по себе абсолютно безличное, как одну лишь форму для проявления личности государства». Он действительно является таковым, поскольку компетенция его содержит в себе права и обязанности государства по отношению к объектам подчинения. Но как скоро мы противопоставим государственные органы друг другу, они получают характер самостоятельных субъектов воли.[11]«+

Продолжение читайте в статье «Публично-правовые образования и государственные органы», опубликованного на первоисточнике >>

Партия Ветеранов России Севастополь

Оставить комментарий или два

Внимание! Любой комментарий, содержащий нецензурную лексику, прямые оскорбления и прямую рекламу будет удаляться.

?????µ???????????????µ ???????¶?µ?????µ "? ???????????? ????????????????"