Как мы добились “независимости”: причины и способы развала СССР

Как же формировалась политическая и экономическая структура власти молодой перестроечной России? Как таковой политической власти, охватывающей все государство, в период 90-ых годов не существовало. Она лишь концентрировалась в Кремле и Белом Доме. У нового, неконтролируемого никем правительства России, после слома предыдущей политической структуры не хватало ни времени, ни сил, на управление провинциями, находящимися в “заМКАДье”.

Регионы управлялись фактически по инерции, за счет существования старой структуры. И самый первый, приоритетный удар, выбивающий одну из четырех несущих колонн государства, был нанесен по силовым структурам: на верхнем административном уровне - с помощью политических мер, а на низовом - экономическими методами. Рассчитано было верно, так как основа государственного порядка, в лице структур ФСБ (КГБ), прокуратуры, МВД, налоговых органов (БХСС) - обладали бесценной информацией, оперативным и аналитическим опытом, армией внештатных “сексотов”, разветвленными связями в управленческом аппарате и криминальных структурах. А истощение их экономической базы, посредством начисления недостойных зарплат (да еще и их задержками), посеяло в недоуменных рядах силовых органов страх нищеты, и создало прецедент унижения профессионального и человеческого достоинства. Причем, на глазах ликующего криминалитета, пресыщенного сверхдоходами.

Установившаяся атмосфера тревоги и несправедливости обусловила ситуацию массового увольнения лучших специалистов, не выдержавших искушения - как бы подороже продать свои незаурядные способности и информацию “для служебного пользования”. Эффект развала силовых структур подкреплялся бесконечными внутриведомственными реформами, размытыми ведомственными обязанностями и дублирующими функциями различных силовых структур, провоцирующих конфликты интересов, равнодушие и безответственность за успех конечного результата. Основной принцип заинтересованных сил - разделяй, стравливай и властвуй, приобрел масштабный, материальный характер.

Государственные законы работали больше по инерции, скорее даже не из страха наказания перед их попранием, а по причине остатков нравственного социалистического воспитания соотечественников, которое впрочем, быстро замещалось меркантильными интересами, если таковые намечались. Просто так делали все. Это был направленный массовый психоз, подпитываемый ощущениями эйфории от факта экономической и нравственной свободы - после долгого ее заточения, сулящей каждому желающему: кто был никем - возможность стать всем. Одновременно с ликвидацией надсмотра карательных структур государства, производились мероприятия по нейтрализации попыток гражданского контроля над деятельностью властей и их последующей ответственности.

Так, с помощью СМИ применялись отвлекающие внимание общественности маневры, в виде некомпетентного потока плюрализма мнений, бесконечных криминальных новостей и телесериалов. А политико-экономические метания высокопоставленных “агентов влияния” выставлялись в ранге новых благих опытов, и в случае неудачи, преподносились как ошибки и заблуждения молодых реформаторов. Но, на самом деле, все эти реформы прошли ранее успешные испытания по развалу других развивающихся стран, и наши реформаторы не могли об этом не знать.

***

Таким образом, с помощью объективных и субъективных обстоятельств “замазывалась и повязывалась” общими преступными делами, структурная основа государственной власти. Именно тогда начался стремительный, регрессивный процесс замещения принципа ее созидательного условия существования, основанного на законности, в фатальную противоположность - государственную коррупцию или диктатуру принципа “двойных стандартов” законности, формирующую соответствующую тупиковую политику и разрушительную анархичную (якобы рыночную) экономику, оставляя ее уделом бесперспективное состояние сырьевой направленности, регулируемое рыночным хаосом.

Слабость политической коррупционной структуры заключается в отсутствии высокой идеологии и соответствующих ей идейных кадрах, но компенсируется криминальной солидарностью ее членов, объединенных одним деянием - преступными делами и сомнительно нажитым капиталом. Эта система, управляется с помощью использования потребительских слабостей ее членов, включая удовлетворение жажды власти, которая также, является для многих потребностью.

Коррупция сама по себе является идеальным инструментом для развала любого государства, так как не требует для своего возникновения и поддержания усилий и средств. Она является лишь следствием удобного бездействия верховной власти в государственных вопросах и использования административного ресурса в корыстных целях. Поэтому власть, будет всячески оправдывать свою “лень”, перекладывая ответственность на стрелочников - низовой аппарат, бизнес, народные массы и объективные условия. Также, не забывая оправдывать свою идеологию исторической предопределенностью, подпевая в унисон прозападным силам, превозносящим гений Петра I - первым, морально легализовавшим коррупцию своим послаблением боярам, утверждающим, что воровать можно, но только с прибылей, а не с убытков.

***

Но, помимо армии носителей коррупции должны наличествовать и другие обязательные условия для ее существования, например - материальные средства в виде денежного “нала”. Так откуда взять огромные наличные неучтенные ресурсы для существования коррупционной системы? Здоровой экономике они не требуются в значительных количествах, значит надо придумать необходимую потребность в них, и лучше - в глобальных масштабах. Напечатать деньги, государство может сколько угодно, но как их влить в экономику, легализовав при этом. Если раздать в виде зарплаты бюджетникам, то они минуют коррупционную систему и могут попасть в реальный сектор, создав конкуренцию олигархам. И тогда, перестроечная власть придумала самый простой и антигуманный метод - перераспределение ресурсов в пользу второстепенного сектора экономики. А для этого, в начале 90-х, создала острый дефицит “нала”. Вернее, его спровоцировал экономический и политический хаос, отрицающий плановое распределения ресурсов (но нельзя исключать и прямое изъятие наличности из обращения), доведя до двойной стоимости “безнала” по отношению к “налу”, а затем выплеснув последний в экономику с помощью уловок, в виде обналичивания средств на закупку сельскохозяйственного назначения и тому подобное.

Но вскоре разрастающемуся коррупционному монстру этого стало недостаточно, и его аппетиты породили самый криминально наглый и незамысловатый способ в виде функционирования массового “консалтинго”-финансового посредничества фирм-однодневок, обналичивающих при содействии банков любые суммы, не отчитываясь в налоговых органах и соответственно не уплачивая налоги. Вот тогда, Центрально-криминальный Банк России стал печатать уже новые деньги, не беспокоясь об их востребовании свободным рынком. Отсюда невероятное количество фирм однодневок, превращающих “бесполезный безнал” в ликвидный неучтенный “нал” для питания коррупционной системы.

***

Тягостно и противно смотреть на демонстративные потуги силовых структур в борьбе с этим финансовым злом, разводящих “бессильно” руки в поисках хозяев фирм-однодневок. На самом деле их никто не ищет, это ключевые игроки коррупции, а под меч чаще всего попадает лишь один из основных потребителей их услуг - предпринимательство, с которым коррупционная система вынуждена делиться, взимая плату в виде его “замазывания” общим криминалом. Что и не позволяет последнему эффективно бороться с этим злом. И здесь уже больно смотреть на реально и несправедливо страдающий бизнес, поставленный властью в условия, когда невозможно избежать услуг криминальных финансовых посредников, из-за созданных ими конкурентных финансовых условий. Другими словами, рентабельность бизнеса, пользующегося услугами фирм-однодневок, будет выше, чем у порядочных предпринимателей, исчисляемых в полном объеме непосильные налоги и рискующих обанкротиться в несправедливой конкурентной борьбе.

Поэтому, при условии отсутствия выбора, в криминальную финансовую деятельность, рано или поздно, вовлекается весь отечественный бизнес - сажая себя от безвыходности на “крючок” - с наживкой от непорядочной власти, пользующейся этой добычей в своих корыстных целях, при рейдерских атаках и налоговых наездах. И в этом случае, коррумпированная власть показывает образцы цинизма и претворения правила “двойных стандартов” - выборочно вытаскивая для наказания невольных “стрелочников” из бизнеса и попирая свои же законы, защищающие юридически добросовестных приобретателей услуг и покрывая фактических (и юридических) преступников - создателей фирм-однодневок. Таким образом, заставляя перетекать капитал из реального сектора в коррупционный - при передаче его “оборотням в погонах” и мантиях, отмазывающих невольных “терпил”. А чтобы силовые структуры не проявляли излишнюю инициативу и ретивость в наведении законности и оказывали помощь в беззаконных деяниях коррумпированной власти, им также выделили долю с финансового пирога, в виде предоставления безнаказанной возможности крышевания этой всероссийской финансовой организованной преступной группировки.

***

После относительного устранения указанными способами всех контролирующих структур, страна провалилась в относительный общий хаос. На высокие руководящие посты назначались и перетекали, почти случайные люди, знакомые знакомых и их родственники. Судьба страны напрямую могла зависеть от их оперативных и бесконтрольных, негативных действий. Но подобные влияния ограничивало само положение хаоса, так как любое начинание, позитивное или негативное, не могло оперативно претворяться в жизнь, из-за отсутствия работоспособных структур государства. Положение как-то спасали действия остатков низовых квалифицированных звеньев власти, привыкших работать на совесть, а также инстинкт самосохранения народа, в своей общей массе.

Такое положение вещей хотя и было оперативно выгодно внешним и внутренним заинтересованным силам, но являлось опасным. Ведь, в случае установления особо тяжелых условий для народа, политическая ситуация могла выйти из под контроля власти в пользу неуправляемой оппозиции. И тогда пришлось бы опять начинать работу по формированию и приручению новой власти. А уничтожив оппозицию, можно было некоторое время не беспокоиться о тяжкой доле народа, так как его праведный гнев уже не кому будет организовать и направить.

Поэтому, для проведения следующего этапа по устранению усиливающейся оппозиции, в очередной раз было использовано патологическое самолюбие Ельцина. И в стране закономерно произошли осенние события 1993 года, со стрельбой из танков и силовому противостоянию новоиспеченного президента России с Верховным Советом РФ и Съездом народных депутатов, закончившимся в пользу Ельцина (с подмахиванием законодательства под усиление президентских полномочий). Вероятно, что кому-то проще управлять одним предателем, чем их многочисленными представителями в парламенте.

Вполне возможно, что пьяное, сумеречное сознание Ельцина не до конца осознавало степени разрушительных последствий от своих решений, принимаемых навеселе или с похмелья, родившихся в собственном затуманенном мозге или нашептанных трезвыми лукавыми царедворцами. Но, как юридически сложилось в судебной практике - алкоголь только усугубляет степень вины.

В период 90-х годов политическая власть, все же, не была тотально узурпирована административной властью страны - видимо не было подходящей фигуры, на которую можно было окончательно положиться, и страховкой от самостийности управленцев служил политический плюрализм и многопартийность системы. Народу же, чтобы было чем заняться и унять политический зуд, бросили “кость” - видимость влияния на политическую и экономическую судьбу страны, с помощью выборов и свободы политических взглядов, расплодив политические клоны и позволив населению страны увязнуть в их многочисленных фундаментах и платформах.

Как уж тут было разобраться соотечественникам, что все партии выполняют единую, отвлекающую задачу от главных бед - коррупции и алкоголизации? Ельцин же устраивал всех, и внешние силы и политико-экономическую элиту России, так как представлял собой подобие “позднего” Брежнева: больного и неработоспособного и потому легко внушаемого; “замазанного” коррупционными делишками через нечистоплотную семью и потому, посредством шантажа, легко управляемого; непопулярного в народе и потому легко сменяемого, и в то же время - идеального “козла отпущения”, берущего на себя все грехи своих придворных.

Приход к власти Путина ознаменовал в довесок к экономической - политическую узурпацию власти, с тенденцией продвижения к тоталитаризму, что свидетельствует об ослаблении влияния внешних сил на высшую администрацию России. И закономерно, что страна несколько замедлила скорость падения в пропасть, но отсроченный удар об ее дно вряд ли будет от этого менее болезненным и фатальным.

***

Да, СССР распался, но мы, вынужденные россияне, остались прежними - верными духу солидарности и интернационализма со своими бывшими союзными республиками. Мы все являемся заложниками многоходовых игр политиканов всех мастей, но наши народные и национальные интересы несовместимы с их политическим честолюбием. Мы вместе делили огонь, воду и медные трубы, наши предки защищали Отчизну в гражданские и отечественные войны, переживали голод, болезни и человеческий мор. Мы выживали, потому что всегда видели и чувствовали общего внешнего врага, сплачивающего наши внутренние ряды.

Но этот враг прошел суровую эволюцию и научился на своих ошибках, которые мы ранее заставляли его совершать. И сегодня он учел свой опыт и ему благоволит судьба, которая уважает силу, которую питает наша слабость. Мы должны понимать, что “золотой миллиард” давно захлопнут и скорее, будет уменьшаться, чем увеличиваться - его население растет, а мировые богатства истощаются. И если нам обещают членство в нем, то только для того, чтобы раздробить нас и уничтожить поодиночке.

Главный принцип любого неприятеля - стравливать других и властвовать самому – в этой формуле, мы легко обнаруживаем свое место. Никогда мы не сойдемся с ним по базовым взглядам, тем более, что его истинная идеология скрыта и не публична, и наше место в ней - среди его прислуги или среди наших могил. К сожалению, время выжидания заканчивается, оно перестало работать на нас. Заинтересованные силы добивают нас кризисами, подбирая нужный момент для контрольного выстрела.

Последний кризис был как будто пристрелкой, артподготовкой, когда два снаряда опускаются с обеих сторон цели - третий бьет точно. А ведь нарушить планы врага - так просто - достаточно не следовать предложенному им плану. Никто и никогда уже, не будет в обозримом будущем ближе нас с вами - союзных республик, проверенных ранее на совместимость. Не может быть никакой пользы, кроме вреда - от наших холодных отношений. Даже если нам не хватает великодушия, чтобы простить друг друга за исторические обиды, то должно хватить ума и здравого смысла - понять, что наше реальное политическое и экономическое содружество, многократно качественнее пустых обещаний нынешних непорядочных политиков, а эффективным противодействием им, будет соответствующее активное общественное мнение. Наше весомое мнение.

Станислав Михайлюк

ФОРУМ.мск

Комментирование закрыто.

Русские на Украине